Сам Аганов: мы строим бизнес, который понятен и прозрачен для инвесторов

Главная > Новости > Сам Аганов: мы строим бизнес, который понятен и прозрачен для инвесторов

Сам Аганов: мы строим бизнес, который понятен и прозрачен для инвесторов

Частная медицина в Украине молода, и только начинает развиваться. Своим опытом в сфере здравоохранения делится Сам Аганов, генеральный директор медицинской сети Doctor Sam с аптеками. В интервью Грушевского,5 он рассказывает о западных стандартах качества медицины, об опыте управления клиникой и объясняет - есть ли разница между обычным лечением и заботой о здоровье. Беседовала Алёна Сказкина.

Сам, Вы как оказались в Украине?

Я приехал в Киев в 2011 году. Меняпригласили возглавить клинику Isida, на тот момент её выкупил американ-ский фонд. Я планировал наладить процессы и вернуться домой, в Америку. За до-статочно короткий период времени мне предста-вилась возможность ознакомиться с состоянием системы здравоохранения в Украине, с частными и государственными клиниками и мне было гру-стно от того, на какие компромиссы вынуждены идти люди, обращаясь за медицинской помощью. И принял для себя решение, что нужно остаться и менять медицину, потому что люди заслуживают другого – лучшего.

Когда я начал работать, я понимал, что будут сложности и понимал, какими они будут. Первый шок от них уже прошел (улыбается).

А какой был шок?

Увидеть и признать полную неконгруентность между прогрессивным мышлением профессиона-лов в сфере медицины и совершенно устаревши-ми условиями (регуляторными требованиями, протоколами, и т.д.), в которых им приходится работать. Ведь здесь очень много высококвалифи-цированных, опытных специалистов, которые имеют практику работы не только в Украине, но и во многих других странах, где совершенствуют свой уровень профессиональной подготовки так, чтобы он соответствовал новейшим тенденциям в их сфере и специализации практики. При этом, они часто вынуждены работать в таких условиях, которые не соответствуют профессиональному развитию самого специалиста.

Ну вот конкретный пример, один из многих: у нас в клинике ведут прием совершенно заме-чательные офтальмологи – детские и взрослые, которые ведут активную научную деятельность, публикуются в интернациональных изданиях, выступают на многочисленных конференциях, они владеют новейшими техниками и работают по самым современным мировым протоколам, у них в кабинетах – экспертное оборудование. И при всем этом, они работают в кабинете, длина которого до сих пор диктуется расстоянием, на которое нужно было бы поставить картонную таблицу знаков. Но это если бы они не использов.али автоматический проектор знаков или если бы они жили в середине прошлого века

Приходилось обходить нормы?

Однозначно нет. Мы сразу приняли решение, что работаем в правовом пространстве этой страны. Мы строим бизнес, который понятен и прозрачен для инвесторов из вне, чтобы можно было поднять документы и посмотреть, как мы работаем. Все эти условности и устаревшие правила, и протоколы не мешают нам с самым главным – заботой о здоровье наших клиентов.

Каким было Ваше первое впечатление от украинской медицины?

Был момент, когда мне многое нужно было понять. У вас уникальный для западной медицины подход. Много лет людям несли сообщение, что медицина – бесплатная! Но покажите мне, где это есть на самом деле? Нет этого, но мы об этом постоянно говорим. Когда это вкладывается в голову на протяжении де-сятилетий, то конечно сформируется внутренняя про-грамма: «а чего я должен платить, если это должно быть бесплатно?» Но, при этом, я чувствую себя должнымзаплатить и плачу. Пойду в поликлинику, просижу там с пятьюдесятью кашляющими больными в очере-ди два часа, и в итоге же заплачу!

Мы задались целью переосмыслить, как в это все вписывается такое понятие, как забота о здоровье. Вы знаете, мне не нравится слово больница, так как само слово «боль» означает страдание. В Американ-ских клиниках есть понятие wellnesscare визит, что означает «визит благополучия» - человек раз в полгода приходит убедиться, что с его состоянием здоровья все нормально. Здесь пока нет такой культуры. Здесь пациент обращается к врачу, когда уже есть симп-томы.

В Австралии есть регионы, где очень большая сол-нечная радиация, что обеспечивает предрасположен-ность к онкозаболеваниям. Но, там есть понимание системного и своевременного обращение к врачу. И от «онко» никто не умирает. Здесь же, с историей того же Чернобыля, бывает, спрашиваешь у пациента, когда он делал последний раз УЗИ щитовидной железы.

И наблюдаешь, что некоторые люди не делали его вообще никогда. Ну ладно, самому не пришло в голову сделать это, но, пересекаясь с медициной за это время, ни один раз, ни один из врачей не посоветовал это сделать как профилактическую меру?

А приятные впечатления были?

Конечно! Я очень впечатлен врачами, с которыми мне посчастливилось пересечься. Частная медици-на еще молода, при этом у многих врачей есть опыт работы в государственных клиниках, где на большом потоке пациентов они приобрели богатейший клини-ческий опыт.

И это при том, что здесь врачам не очень хорошо платят. В Америке хирург живет очень хорошо, и зарабатывает только тем, что он хирург. В Украине же много врачей, которые в медицине – по призванию, а не потому, что это доходно.

Ну и конечно же, пациенты меня удивили больше всего. Настолько осведомленных пациентов, как в Украине, я нигде не видел. Перед тем, как прийти на прием, они проводят тщательнейшие исследования в интернете, широкого опроса мнений, участие в фору-мах, кросс-валидации предварительных результатов и  т.д. (улыбается). И все это с терпением, которому позавидуют студенты медицинских институтов всего мира. Они приходят на прием совершенно «подкован-ные», задают грамотные вопросы и могут распознать некомпетентность врача за милю. Конечно, это все от того, что не доверяют системе здравоохранения и  чувствуют, что должны взять ответственность за свое здоровье на себя.

Это плохо?

К сожалению, это дает побочный эффект. Человек может целенаправленно пойти к двум-трем специа-листам, получить от них рекомендации по лечению.

Но проблема в том, что эти специалисты никак друг с другом не пересекаются. Каждый даст советы по сво-ей специальности. И пациент будет их добросовестно выполнять. Но организм так не работает. Все должно быть согласованно! В наших медицинских центрах - интегрированный подход, и я этим очень горжусь. У нас за каждым пациентом закреплен семейный врач, который контролирует периодичность и кратность визитов, график проведения процедур или же готов-ность результатов анализов, а также координирует действия смежных специалистов, включенных в процесс диагностики и лечения.

Мы очень бережно относимся к здоровью наших клиентов, потому что это - главная ценность для человека.

Как формировался ваш такой подход?

Вот это как раз и есть отражение наших ценностей. А именно: мы очень ценим время наших клиентов, поэтому для обеспечения полноценного обследования в одном месте у нас достаточное количество нужных специалистов. Мама пришла с ребенком: навестили педиатра, тут же заглянула к своему лечащему врачу, проверила тесты, которые сдавала сама, получила рекомендации.

К тому же, у нас при каждой из клиник есть своя аптека и поэтому, у пациента нет необходимости отправляться после приема на поиски медикаментов согласно предписаний врача.

Мы разработали десятки пакетных предложений для каждого члена семьи, комплексные программы медицинского обслуживания охватывают планирова-ние и ведение беременности, педиатрическое наблю-дение за новорожденными до года, предусмотрены программы для самых маленьких детей и постарше, а также весь спектр услуг предоставляется владельцам пакетов «Студент», «Взрослый». Преимуществами по-добных безлимитных годовых абонементов Здоровья является то, что у врача открыт полный доступ ко всем русурсам медицинской сети и ровно столько, сколько считает нужным для достижения наиболь-шей эффективности курса лечения или программы профилактики.

Вы заметили, что у нас нет табличек на кабинетах врачей?

Это первое, что меня удивило.

Это один из наших внутренних протоколов. Когда приходит клиент, ему никто не говорит: «вам в 206 кабинет, по ступенькам и налево»; также, его не про-вожают в кабинет сотрудники с ресепшена, а звонят врачу и дают ему знать, что пациент пришел. Врач спускается вниз и забирает его. Если клиент у нас впервые, предлагает провести маленький тур по пути в кабинет, что занимает всего пару минут. Если бы вы пришли ко мне домой, я же показал бы вам, где кухня, где ванная комната. Я хочу, чтобы так же было и здесь. После окончания приема, врач также про-вожает пациента до ресепшн. Понимаете, есть этот момент передачи человека из рук в руки. Для меня это принципиально. И это не вопрос занятости: кто мень-ше занят, тот и сопровождает пациента. Это вопрос того, что мы ему транслируем. Каждый врач должен чувствовать себя хозяином этого пространства.

А как пациенты воспринимают такой под-ход?

Для некоторых это немного необычно, многие уже привыкли и даже помогают нам советами, но, без исключения, всем нравится. Мне одна наша клиента как-то сказала: «Вы знаете, вы для меня все испортили! Теперь, когда я знаю, что может быть вот так, ни в какое другое место я уже не пойду».

Сложно ли было перестроиться на ведение дел в стиле украинского бюрократизма?

Сложно. Но к счастью, я все это делаю не один. Меня окружают замечательные люди, которые раз-деляют мое видение и желание сделать медицину в Украине более качественной. Многие нюансы они знают лучше, чем я. Я с уверенностью полагаюсь на их экспертизу и опыт, и многому учусь у них.

Вы знаете, наша позиция далеко не пассивна, когда мы соприкасаемся с бюрократизмом или с устаревши-ми протоколами и подходами. Мы стараемся изме-нить к лучшему то, что в наших силах. Я считаю, что нужно не просто указывать на проблемы, а стараться ыть частью решения. Так, например, мы недавно начали программу интернатуры в наших клиниках, тем самым вносим свою лепту в воспитание нового поколения клиницистов. Да, на это уходит определен-ное время. Да, это требует затраты ресурсов – времен-ных, финансовых, логистических. Но при этом мы действительно чувствуем, что делаем что-то полезное и важное, а не просто жалуемся на то, чем неудов-летворены.

В чем заключалась идея того, что Вы создали?

Моя идея была показать украинцам как может быть. Изначально нашими клиентами были иностранцы, так как первый медицинский центр с аптекой был от-крыт на Сикорского (улица Сикорского – прим.ред.), воз-ле американского посольства, рядышком, (улыбается). То, что сразу нашими пациентами стали иностран-цы - не было для нас сложностью. Мы подготовили для них специализированную инфраструктуру для предоставления полного спектра медицинских услуг: англоговорящие врачи, любой англоязычный гость нашей страны может обратиться в наш call-центр на-ших офисов, и на английском языке получить инфор-мацию об услугах с последующей записью на прием к врачу, а также координацией всех маршрутов в клинике, так как за каждым пациентом закреплен персональный англоязычный менеджер. Мы об-щаемся с их врачами за границей, если это нужно - обмениваемся лабораторными исследованиями, результатами, а при необходимости проводим видео-конференцию с лечащим врачом. Также хочу отме-тить, что мы работаем и с иностранными страховыми компаниями.

Какие дальнейшие планы?

Вторую клинику на Драгомирова открыли более, чем пол года назад, а сейчас мы накануне открытия новой клиники на Ломоносова, думаю, в августе запустимся. В наших перспективных планах разви-тия подразумевается открытие 8-10 медицинских центров, среди них открытие лабораторного модуля и многопрофильного госпиталя. Это естественный шаг в развитии медицинской сети. Но, сейчас важно сфокусироваться на поставленных целях: развить сеть клиник, которые доступны нашим клиентам и географически, и по ценам, проявить себя так, чтобы завоевать доверие тех, кто доверяет нам самое сокро-венное – свое здоровье. Показать, что люди могут, и должны требовать высококачественного медицин-ского обслуживания, предоставленного с заботой и вниманием.

Как Вы можете описать то, чем занимаетесь, тремя словами?

Своим любимым делом.:)

Текст: Алена Сказкина

Фото: пресс-служба Сама Аганова